Последние комментарии

  • Светлана Бурова15 декабря, 17:11
    Неужели так бывает?Правильный свёкр.
  • Валентина15 декабря, 15:51
    Так смешно написано. И по доброму.Человека будить нельзя! (собаки)
  • Pciha Ivanova15 декабря, 14:51
    Раб божий! Тебя пасут, стригут и тебе не восстать!«Хочешь я тебе скажу, почему Бог так долго не давал тебе ребеночка?», — сказала моя 3х-летняя дочь

Лишняя старуха

Баба Люда уже отметила свои 78 лет. Пришли подруги Тамара и Нина, а больше у нее никого нет. Сынок Володенька умер от болезни, а муж скончался еще раньше. Есть, правда, внучка – двадцатилетняя красавица Аленочка. Но про нее лучше не говорить, потому что баба Люда сразу начнет плакать, давление поднимется…

Живет бывшая учительница в хорошей однокомнатной квартире на первом этаже – сынок купил.

Сначала Алена частенько навещала бабушку, помогала убираться, продукты покупала. Бабуля денег с пенсии любимице своей «подбрасывала»: девочка хорошая, как две капли воды похожая на Володю. Все, что осталось в память о сыне – это Аленочка.

…Как-то внучка сказала: «Бабуль, надо пенсию на карточку оформить, так удобнее, сейчас все так делают». Карточку Алена у себя оставила. С тех пор стала появляться почему-то реже: большая нагрузка в колледже. Потом внучка перестала оплачивать коммунальные счета. Все реже приносила продукты.

Однажды баба Люда гуляла во дворе. У нее сильно закружилась голова, поэтому подруги увели ее домой. Одна из них побежала на кухню за минералкой. Открыв дверцу холодильника, обмерла: там стоял полупустой пакет кефира с истекшим сроком хранения. И все. Люда попросту голодала.

Бойкая Тома тайком позвонила внучке Алене и строго поинтересовалась, где бабушкина пенсия и почему пуст холодильник. «Знаешь, что сказала эта маленькая дрянь: да чтоб скорее сдохла эта старая карга, квартиру бы освободила!» — рассказала она потом Нине.

Старушки всплакнули, напились валерьянки и договорились, что по очереди, выбирая невинные предлоги, будут приглашать Людмилу к себе на чай или навещать подругу с гостинцами.

А однажды баба Люда не вышла в привычное время гулять. Подруги тоже не пошли – к одной приехали гости, а у другой поднялось давление. Через три дня, подлечившись, Тамара вспомнила про Люду: не дай бог, голодает! Но ее телефоны не отвечали — ни домашний, ни мобильный. Баба Тома доковыляла до ее подъезда, но трубку домофона тоже не снимали. Тогда обеспокоенная старушка пошла к домоуправу…

Спасатели не стали спиливать входную дверь – полезли в квартиру бабы Люды через лоджию, благо, первый этаж. Бабушка лежала на полу возле дивана. Она шевелилась и стонала, но на вопросы отвечать не могла. «Перелом шейки бедра, — вынес заключение врач. – Старушка, судя по всему, лежит здесь не первые сутки. Есть у нее близкие люди?» Подруги ответили: «Есть! Мы – ее близкие люди».

Людмилу Васильевну спасли. Ей даже поставили протез за счет государства. Она уже ходит по двору с «ходунками». Ее подруги, Нина и Тамара, отвоевали банковскую карточку у Аленочки, которая ни разу не навестила бабушку в больнице, а после выписки привезла пакет пряников и бросила в пустой холодильник. Теперь за продуктами и в аптеку ходит для бабы Люды соцработник.

…Людмила Васильевна очень скучает по своей внучке – не по теперешней Алене, а по той, маленькой: когда она носила ее на ручках, когда малышка, путаясь, называла ее мамой; когда, засыпая, обхватывала ее ручонками и шептала: «Ты моя самая любимая! Я тебя никому не отдам!..»

Источник ➝