Мама решает

Вот знаете, кто бесит? Девочки лет под тридцать с маминой юбкой в руках. Сижу, кормлю зайку в комнате матери и ребенка. Заглядывает «девочка»:

— Можно?
— Заходите, — говорю. Ну, место-то есть еще.

И они заходят. Она и ее мама, которая деловито начинает раскладывать вещи и занимает абсолютно все пространство.

Там мальчику месяца полтора, молчаливый такой, спокойный. Но нет, мама «девочки» активно помогает: снимает подгузник и начинает махать руками на попу. Не, ну действительно, без этого вообще никуда. «Девочка» просто стоит с коляской. Внутри комнаты, не снаружи.

Или пришли мы с дочерью в поликлинику на процедуру. Сели на кушетку, я ее раздела, пеленку постелила, выдала погремушку, медсестра пришла и поставила датчики. Всех дел на пять минут, учитывая, что раздеваться дочь не очень любит. Сидим, ждем, пока десять минут пройдет. Тут на соседнюю кушетку приносят девочку примерно того же возраста. Мама и бабушка. Мама молча держит ребенка, бабушка раскладывает вещи. Комнатушка ровно на две кушетки, проход узкий, вещей — много. Три пеленки (серьезно, зачем три?), салфетками протереть кушетку, потом девочку ме-е-едленно раздеть. Все это время медсестра стоит за шторкой, потому что в процедурную не помещается. Но ладно, закончили раздевание, тут и мама, и бабушка садятся на кушетку вместе с ребенком. Зачеееем? Зачем малышке десять минут лежать в тесноте, когда один из сопровождающих вполне может подождать в коридоре?

Примерно у такой же «девочки» мы пару лет назад пытались купить квартиру. Все выяснили у агента (со стороны продавца), договорились встретиться. Заходим.

Квартира прекрасная, хотя и не совсем то, что мы планировали: и комната-то одна маловата, и балкон стеклить тысяч на сто выйдет, и сторона северо-западная. Но в целом очень приятное впечатление от квартиры. С агентом ходит женщина, которая все рассказывает.

— Отлично, мы, пожалуй, ее и купим, — говорим. — У вас все документы есть?
— Нет, — отвечает нам вдруг женщина. — У Любы пока не все документы, но мы их быстро сделаем.

И тут до меня доходит: продавец-то не она, а та «девочка», которая сидит тюфячком на кухне.

Квартиру эту мы так и не купили: через день мама сообщила, что деньги нужны вперед. Все четыре миллиона. Наличными. А то вдруг мы хотим обмануть Любу. Агент так и не смогла убедить женщину, что сделки сейчас так не проводятся, та все кричала в трубку, что «пришли тут какие-то мошенники, ребенка квартиры хотят лишить». Ребенку на тот момент 29 лет было (в документах на квартиру год рождения стоял).

В общем, да, наверное, у меня проекции и все такое. Но все-таки если ты взрослая настолько, что решила детей рожать, ну ведь можно же маму хоть на каком-то этапе «выключать».

Хотя кто знает, как меня переклинит, когда зайка вырастет... Может, тоже буду за ней хвостом таскаться и «помогать» жить.