Последние комментарии

  • Ирина "Алюльчик"23 февраля, 14:18
    А кто ЕЕ(страну!) для тебя сделает своей?! Никто, кроме тебя самого! Так что - сам-сам!Фраза «Пора валить!» сменилась на «Живу в чужой стране…»
  • Drakula Smile23 февраля, 13:26
    Абсолютно с Вами согласен... хотя, любовь зла: любят и полудурков и идиоток!Прожорливая девица в ресторане
  • Вадим Скоробогатов23 февраля, 13:26
    Хорошо там, где нас нетФраза «Пора валить!» сменилась на «Живу в чужой стране…»

- Какие лампочки, лейтенант! – удивился комэска. – «Мессер» чуть не сшиб тебя, а ты лампочки экономишь! Ты того, что ли?

Пара Яков патрулировала над переправой. В воздухе не было видно никого.

- Ершов! – услышал ведомый по рации голос ведущего. – Идём домой, нас сейчас сменят.

Яки развернулись и набрав высоту около двух тысяч метров, направились к своему аэродрому. Слева лейтенант Ершов заметил мелькнувшую пару. Это Яки их полка шли к переправе.

Солнце уже садилось и светило сзади. Яки шли над нашей территорией, и пилоты немного расслабились. Для Ершова это был первый боевой вылет и он весь переволновался. Сейчас он размышлял, как бы сесть почётче, чтобы виден был почерк опытного лётчика.

Внезапно лейтенант увидел между собой и ведущим незнакомый самолёт, окрашенный в серо-зелёный цвет.

- Кто это? – удивился Ершов и тут же похолодел. – Это же «мессершмитт»! Откуда он тут взялся?

Лейтенант решил сбить немца, но прицел был выключен. Немного подвернув, лейтенант вроде навёл на цель и нажал гашетку.

Но из пушки вылетел только один снаряд, он проскочил перед мотором «мессершмитта», а пулемётная очередь резко оборвалась.

- Неисправно вооружение! – вспыхнула мысль в голове Ершова.

А «мессершмитт» резко ушёл вниз и в сторону. Лейтенант хотел погнаться за ним. Но тут что-то ударило по Яку, в кабине раздался треск, а левая нога дёрнулась.

- Второй немец на хвосте! – понял Ершов и тут же сам, как и обстрелянный им «мессер», так же ушёл вниз и в сторону.

Выйдя из маневра, лейтенант огляделся. Никого не было видно. Ни ведущего, ни «мессершмиттов».

- А где же все? - подумал испуганно Ершов. Он сделал круг, но так никого и не увидал.

- Я «Мак-17», иду на вынужденную посадку! – вдруг услышал он голос ведущего.

Лейтенант похолодел. Его напарника явно сбили те самые немцы. А он даже про рацию забыл! И вооружение не исправно, и прицел не был включён!

Совершенно расстроенный, Ершов прилетел на свой аэродром. Он уже представлял себе, как его судят в трибунале, и потом отправляют в штрафной батальон.

Но никто его не стал ругать.

- Расскажи, почему ты не сообщил по рации, что немцы появились? – спросил вечером командир эскадрильи.

- Я забыл про рацию, - честно признался Ершов. – Растерялся, увидев «мессершмитт», потом решил его сбить, но прицел не был включён.

- Ты летаешь с выключенным прицелом? – поразился комэска. – Ты что, того, что ли?

И он покрутил пальцем у виска.

- Нет, я нормальный, - ответил лейтенант. – Но инженер эскадрильи говорит, чтобы прицелы включали только в бою. Лампочек мало, надо их беречь.

- Какие лампочки, Ершов! – комэска покрутил головой. - Инженер ведь не летает! А ты должен к бою быть всегда готов! Тебя чуть не сшибли, а ты лампочки экономишь!

Выяснили, почему и вооружение так себя повело.

Ершов сказал, что их учили экономить боеприпасы, и всегда стрелять короткими очередями.

- В бою всегда поступай так, как нужно, а не как учили! – отрезал командир эскадрильи.

- Ты должен был сообщить по рации, что появились немцы, иметь включенный прицел всегда и бить пока не попадёшь!

Также выяснили, почему немцы подкрались незаметно. Солнце было в хвосте и слепило наших лётчиков.

Про это сказал ведущий. Он вернулся через два дня в полк.

- Я оглядывался, - говорил он. – Но разве что увидишь? Ладно, хоть Ершов шуганул «мессера» у меня с хвоста. Я его заметил, и стал уходить в сторону. И второй немец меня только немного зацепил. А так бы гореть мне.

С тех пор Ершов всегда включал прицел сразу после взлёта, и перестал экономить лампочки. Жизнь дороже.

Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх