"Увольняйся, или развод!"

— Я только третий месяц как из декрета на работу вышла, почувствовала себя человеком! — чуть не плачет тридцатилетняя Мария. — Красиво одеваюсь, общаюсь с людьми, делаю интересное дело. Деньги свои появились в кои-то веки, наконец... А муж мне заявил — ТАКАЯ моя работа его, видишь ли, не устраивает! Ему надо, чтоб я максимум в 18.

30 дома была. Как штык!..

...Декрет Марии дался непросто, поскольку сын родился болезненным и слабеньким. Первый год вообще прошел как в бреду: бессонные ночи, детский крик, капризы нон-стоп, бесконечные болезни. Второй год был не намного лучше. Мария уже считала дни, когда за три месяца до окончания декрета позвонил директор и очень просил-таки выйти на работу прямо вот с ближайшего понедельника.

— У нас тут завал полнейший! Выручай!

Муж не особо приветствовал затею с работой, но противиться не стал — поступай, мол, как знаешь. Ребенку взяли неплохую няню, которая вроде бы нашла к нему подход, с сентября малыш вышел в сад, бабушка вызвалась страховать на больничных.

— Все отлично сложилось! — радовалась Мария.

На работе Мария обнаружила действительно завал. За три года многое изменилось, компанию оптимизировали, и там, где раньше работало пять человек, теперь пашут трое. Само собой разумеется, у этих троих пар из ушей. Работают весь день, не поднимая головы. Приходят на час раньше, обедают у компа, уходят на два часа позже.

Мария с энтузиазмом включилась в процесс, объем ее не испугал. Работа любимая, коллектив родной. Правда, выяснилось, что три года перерыва все-таки сказались на трудоспособности не в лучшую сторону. Вот только сейчас, пожалуй, через три месяца, она полностью раскачалась, стала более-менее что-то успевать. При этом все равно приходится задерживаться каждый день.

Официально рабочий день до шести, но раньше полвосьмого Мари не уходила еще ни разу. Мужа это ужасно злит.

— Ну а как ты себе это представляешь? — разводит руками Мария. — Все сидят и работают, а я встала по звонку и пошла? У нас никто не уходит в шесть. В голову никому не приходит!..

До декрета она тоже никогда не смотрела на работе на часы. Но тогда все было как-то легче и проще. Загруженности такой не было, вечером, часов в семь, за Машей на машине мог заехать муж. Сейчас не до разъездов: муж, освободившись в семь, летит домой, чтобы отпустить няню, а Мария приползает домой без рук и без ног, когда ребенок уже ложится спать...

— Нет, так дело не пойдет! — заявил Марии супруг. — Дом брошен, ребенок кинут... Кому это надо? Мне точно нет. Хочешь быть бизнес-леди, — будь. Но без меня...

— Ты мне ультиматум, что ли, ставишь? — возмутилась Мария.

— Нет, что ты! — усмехнулся муж. — Я же тебе не говорю — не работай. Хочешь — пожалуйста. Но в 18.30 ты должна быть дома! Либо вставай и уходи в шесть, либо ищи другую работу, либо увольняйся или сиди дома. Либо, извини, живи одна. Вон сколько вариантов. Разве же это ультиматум?

Честно говоря, Мария в замешательстве. Сидеть дома она не хочет. Хватит, насиделась. Увольняться с неплохой работы, куда она так стремилась? Искать другую — а будет ли там лучше? Сейчас везде все задерживаются, никто по часам не уходит.

Вставать и уходить в шесть — просто немыслимо.

Разводиться из-за работы? — Ну уж это совсем ни в какие рамки...

Муж Марии — деспот и тиран, как считаете?

А может, не так уж он и неправ? По два-три часа в день работать бесплатно на чужой бизнес, бросив семью — глупо.