Особый отдел. Дело чести

Кадр из фильма «По законам военного времени»

Кадр из фильма «По законам военного времени»

Стоял конец 1947-го года. В 6 часов утра, в центральном управлении НКВД Ростова горел свет во всех кабинетах.

-Это дело чести, ребятушки! – подполковник НКВД, Никита Человань был крайне взволнован, - украсть ордена и медали у ветерана! Человека, который за них воевал!

На срочном совещании собрались все: следователи, оперативники и даже несколько криминалистов. Особый отдел присутствовал практически в полном составе. Обворованный ветеран приходился родственником кому то из столичной «верхушки», и дело сразу перешло в разряд «наиболее приоритетных».

-Скорее всего, они уже не в Ростове, - холодно пробасил капитан Ландарь, старший оперативник, - два дня прошло, а преступники, скорее всего не дураки…

-Не нужно мне ваших пустых домыслов! – Человань и сам понимал мизерность шансов на успех, но недавняя «взбучка» из центра, попросту не давала сложить руки, - поработайте, как следует! Проверьте всё! Прижмите информаторов, работайте в тандеме с сотрудниками соседних городов и областей! Мне что, учить вас что ли?!

Из кабинета начальника разошлись быстро, под продолжающиеся крики подполковника. Ответственность за результаты операции была возложена на начальника ростовского отдела НКВД по особым делам, майора Андрея Клименко. Вернувшись в отдел, после совещания, Андрей собрал подчиненных.

-Нужно активизировать работу на вокзалах, въездах и выездах из города,- инструктировал подчиненных особист, - еще раз пройдитесь по осведомителям и скупщикам краденного. «Тряхните» их как следует.

Майор закурил папиросу и заходил взад-вперед по кабинету, размышляя.

-В ближайшие дни «барахолок» и в воскресники, аккуратно работаем в штатском на вероятных точках сбыта, - продолжал Клименко, - вряд ли они выставят на продажу все медали одновременно, но даже при обнаружении хотя бы одной из списка, продавца нужно вести…

И закипела невидимая работа. Проверялись пассажиры в поездах, останавливались автомобили на дорогах, вламывались наряды в квартиры по наводке информаторов. Прошла неделя, результатов не было. Сотрудники особого отдела постоянно присутствовали на барахолках и прочих вероятных «точках» сбыта подобного товара.

-Задержали одного только что, – докладывал Клименко суровый оперативник, - оказался тем, кто в прошлом году из музея образцы медалей выкрал!

-А, мать твою, - выругался майор, - а я уж обрадовался!

За неделю было задержано около дюжины воров и грабителей, находившихся долгое время в розыске. Было изъято множество драгоценностей и ценных имущественных предметов. Однако нужных орденов и медалей, все не было.

Фото с сайта  https://warspot.ru

-Наверное мы их уже никогда не найдем, - проговорил коллегам майор Клименко, устало присаживаясь на угол своего рабочего стола.

Еще один рабочий день закончился безрезультатно…

Наступил новый год. В январе все, руководство Ростовского управления НКВД получило взыскания, с занесением в личные дела.

-А я ведь говорил, что так и будет! – угрюмо проговорил подполковник Человань, Андрею Клименко – радуйся, Андрюша, что ещё так легко мы с тобой отделались!

Время шло. О медалях начали постепенно забывать. Подошло время праздника – 23 февраля, День Красной Армии. Майор Клименко, вместе с подчиненными, участвовал в организации обеспечения безопасности праздничных мероприятий, проводимых в городе.

-Как много в этом году ветеранов! – проговорил слева от Андрея сержант оперативной группы, - сколько у них наград!

Клименко смотрел на праздничное шествие ветеранов. Опять вспомнились пропавшие награды «героя советского союза».

И тут, внимание особиста привлекли две, расположенные рядом, награды. На груди молодого, лет 25-ти, высокого мужчины, красовались «Орден Ленина» и «Золотая звезда»…

-Ох, ты ж мать его…. – вырвалось у майора особиста.

-Что случилось, товарищ майор? – сержант настороженно посмотрел на офицера.

-Откуда у такого молодого человека, высшие советские награды? - лукаво улыбнулся майор, - за мной, сержант!

Через два дня дело было закрыто. Награды вернули законному владельцу. Взыскания с сотрудников НКВД были сняты.

Источник ➝