Кто тебя вообще снайпером на фронт взял? Попасть с третьего раза не можешь! А ну дай винтовку сюда" - гневался майор.

Начальник штаба полка собственноручно проверял недавно прибывшего стрелка. Сержант показался ему молодым и неопытным. И результат подтвердил его ожидания. Пули летели мимо мишени. Майор стал кипятиться, ведь на передовой ждали человека, способного точечными ударами уничтожать врага.

- Кто тебя, вообще, снайпером на фронт взял?

Попасть с третьего раза не можешь! А ну дай винтовку сюда — гневался майор.

- Не имею права, товарищ командир! Не положено другим лицам личное оружие передавать!

- Да я! Да я тебя! Под трибунал! В особый отдел отправлю!

- Так точно, товарищ командир! Разрешите исполнять?!

- Чего это ты выполнять собрался? – вдруг мгновенно остыл Дёмин.

- В особый отдел направиться! – ответил сержант.

«Ты кто, сержант? Зачем сюда приперся?! Что, командир отправил? Ему, что делать больше нечего?!» — Живо представил себе ситуацию майор, и его передернуло. Его шансы остаться при погонах в таком случае были равны нулю.

- Отставить! Ступай, сержант. Иди выясни, почему твоя винтовка так палит. А как пристреляешь оружие, собирайся! Тебя на передовой наши солдаты заждались. Фрицы их совсем замучили. Головы из окопов поднять не дают.

Разбирая оружие, сержант Волков быстро понял в чем дело. Оптический прицел немного сбился, и поэтому точность стрельбы была нулевой. «Не орал бы, а спокойно разговаривал, и я причину быстро нашел! А так, только вопить и может! Командир называется!»

Волков сделал несколько выстрелов. Пули уверенно летели в цель. Он собрался, зашел, забрал свои вещи и отправился с первой попуткой на передовую.

- Товарищ капитан! Сержант Волков приписан в ваш батальон для дальнейшего несения службы!

Капитан Самойлов недавно проснулся после бессонной ночи, и поэтому не совсем понимал, что за боец стоит перед ним.

- Сержант?! Ну и иди неси службу. Топай в третью роту. У них недавно взводного снайпер тяжело ранил. Будешь вместо него.

- Товарищ капитан, вы не совсем правильно меня поняли, — снова начал Волков, поправляя ремень винтовки на плече.

- Ну-ка, ну-ка, кругом, боец! Не верю своим глазам. Иди сюда, дай я тебя потрогаю! – Он радостно похлопал сержанта по плечу. – Да не может быть! Снайпера нам дали! Наконец-то! Дорогой ты мой человек, да мы тебя ждем, как весну послед долгой зимы. Совсем гитлеровские стервятники одолели. Ничего против них не помогает.

- Разберемся, товарищ капитан, — сдержанно ответил Волков.

- Значит, так, дружок! Сейчас вызову командира первой роты. Он даст тебе солдат для прикрытия, и приступай не мешкая. Все понятно?!

- Так точно.

«Так, что тут неясного?! Немецкие стрелки прячутся вон в тех зарослях кустов. Ждут, когда пойдет кто-нибудь, и бьют наверняка, — размышлял сержант, разглядывая окрестности. – А я буду ждать их, когда они выстрелами выдадут свое присутствие».

Но этого даже не понадобилось. Возле самой земли он заметил движение. Схватил винтовку и прильнул к оптическому прицелу. «Вот ты где, гаденыш, спрятался! Сейчас тебя выкуривать буду!» Он тщательно прицелился и нажал на спусковой крючок. «Попал! - Враг завертелся, потеряв голову от боли. – Держи еще разок!» Лежащий рядом старшина наблюдал за поединком в бинокль.

- Матушки светы! Ведь попал, попал наш соколик в супостата, — зашептал он остальным бойцам. – Отправил на тот свет гадину гитлеровскую!

- Ну все, сержант, — радостно послышалось в ответ. – Теперь тебя никуда не отпустим. До конца войны у нас останешься. Кормить будем на убой, холить и лелеять. Только немцам спуску не давай, а за нами не заржавеет!

Волков усмехнулся, и приказал осторожно менять позицию. «Лучше подстраховаться, и наблюдать за фрицами с другого места», — решил он.