Последние комментарии

  • Поль Меерсон
    Римское право - это не вершина юридического искусства, а глубокая чёрная яма, подсунутая нам сдохнувшей империей.Как мужик соседку - сплетницу, которая постоянно подслушивала под дверью сиреной напугал.
  • вера хачатрян (давыдкина)
    запретить рожать нищим  Тогда остануться только власть чиновники  шоу бизнес и обслуга  и  РОССИЯ РАССЦВЕТЕТ — Я им сухой лапши дал, они погрызли и чаем запили, что ещё надо для счастья
  • Людмила Баталова
    До свидания, дама с голубой кровью.Я пришла в кафе отдохнуть, но ко мне подсадили шумную семью с тремя детьми. Вечер перестал быть томным

"Блины жарю. Оборачиваюсь - мужик на моей кухне! Огромный, бородатый, руки тянет. Тут вспомнила - дверь-то не закрыла!"

Рассказывает теперь всем Евдокия Викторовна. Тогда ей не смешно было. Только представьте - вы живите одни. В квартире никого больше нет и быть не может. И тут раз - идет оно такое навстречу! У нее так и получилось.

С мужем Иваном она развелась еще пять лет назад. Самой - почти 60 лет. О новых отношениях даже и не думала.

Дети далеко.

Жила себе. С соседями душа в душу жили. Оттого, несмотря на неспокойное время была у нее такая привычка - двери входные порой не запирать на замок. Мало ли Катя соседка прибежит. Тут, конечно, Кати не предвиделось. Но Евдокия Викторовна ходила мусор выбрасывать. Пока руки мыла, пока кошку Маруську кормила - про замок забыла. Да и не боялась она никого. День же. Дом жилой. Это тебе не по лесу темному одной чапать.

Решила блинчиков приготовить. И вот когда очередной кругляш решила на тарелку водрузить, увидела незнакомца. В своей собственной кухне. Словно из воздуха появился!

- У меня в тот момент вся жизнь перед глазами пронеслась. Начиная от детского сада. Такое бывает, поверьте. Думаю, все, картина маслом. Брать у меня особо нечего, но плазма есть, компьютер, зарплату недавно получила. И деньги-то в сумочке в коридоре. Решила, что он их уже скомуниздил и теперь идет выяснять, чем еще поживиться. Я и прошептала: "Берите все, только меня не трогайте, у меня внуки, мне бы еще с ними понянчиться. Я про вас никому ничего не скажу!". И тут мужик начинает извиняться. И что-то объяснять. У меня в голове словно вата, почти не слышу его. Он посоветовал плиту пока выключить. Я машинально подчинилась. На стул села. И он напротив. Давай мне объяснять. Что шел по улице, никого не трогал. К нему привязалась компания навеселе. Стали деньги просить. Решил не связываться, а спасаться бегством. В этот момент из моего, получается, подъезда кто-то выходил. Он туда и по лестнице. Те за ним, тоже успели внутрь проникнуть. Вызывать помощь просто времени не было. Вначале в двери стучался, никто не открыл. Стал ручки дергать. И моя открылась. Правильно, я ж ее не заперла. Попросил в окно посмотреть. Я выглянула - и правда. Какие-то маргиналы кучкуются. Простояли да пошли, - делится впечатлениями Евдокия Викторовна.

Мужчина представился Анатолием Алексеевичем. Когда страх прошел, она пригляделась. Большой, неуклюжий, а глаза добрые. Кафтан одеть - чистый Дед Мороз.

- А простите, блинчиком не угостите? Сто лет их не ел. Как жены не стало, - попросил Анатолий.

Башмаки он уже снял. В куртке сидел.

- И ты что, правда накормила? Ох, отчаянная твоя голова! Я б так не смогла! Вытолкала бы взашей! - потом восхищалась соседка Катя.

А Евдокия Викторовна вдруг решилась. Только попросила руки помыть. Мужик махом в ванную. Долго чай пили. О себе рассказал. Вдовец, детей не нажили. Так и живет один.

Потом прощаться стали. Еще раз извинился да ушел.

Евдокия Викторовна себя ощущала главным персонажем всех российских сериалов. Ее просто распирало. Когда уже со всеми впечатлениями поделилась, наговорилась по телефону, вдруг почувствовала... пустоту. Может, надо было... Продолжить знакомство-то? Еще на пироги позвать? У нее с грибами да сладкие знатные выходят.

Но что теперь? Поезд ушел. На следующий день решила пирогов все-таки испечь. И тут стук. Робкий такой. Она к глазку. Думала, соседка. Выглянула - и заметалась по квартире. Наскоро волосы пригладила расческой. Халат старенький домашний сняла, да в костюм трикотажный быстро влезла, брючный. Духами побрызгалась, о которых уже почти забыла. Распахнула дверь.

Анатолий стоял на пороге. В руках цветы.

- Я это... Вот, пришел. Ну, чтобы загладить вину-то. Напугал вас все-таки. Вот, возьмите, да я пойду, - выдавил он.

- Чего это пойду? Я пирогов настряпала, входите откушать! - заулыбалась Евдокия Викторовна.

- А я иду по лестнице-то, носом чую - пахнет, как в кондитерской! Решил, что у вас. Вот повезло кому-то с женой! - мечтательно протянул Анатолий.

- Да я не замужем. Вы проходите! - откликнулась Евдокия.

С тех пор вместе живут. Он у нее в саду теперь первый помощник. Дети приняли, внуки уже "деда Толя" называют. Он с ними возится, как со своими родными. Нажился один, оттаял теперь в новой семье. Подружки завидуют.

- Это же надо на старости лет мужика найти! Да еще и таким необычным способом! - восклицают они.

Евдокия Викторовна соглашается. Только двери с тех пор все равно закрывает крепко!
Источник ➝

Популярное в

))}
Loading...
наверх