Мы с Володей уже почти целый год живем в гражданском браке

Мы с Володей уже почти целый год живем в гражданском браке. Поначалу наши родственники возмущались — мол, как это так, надо официально зарегистрировать отношения, — но со временем привыкли и поутихли. Сейчас все родичи воспринимают нас как супружескую пару, благополучно забыв, что мы так и не расписались. Я совсем не против отправиться с Вовкой в загс, но он почему-то не спешит делать мне предложение. Про себя я решила, что буду молчать до тех пор, пока мы не соберемся заводить ребенка. Тогда уже поставлю вопрос ребром: или бракосочетание, или никаких детей.
Как-то утром я напомнила Володе, что после работы мне надо заехать к сестре.
— Зачем? — удивился он.
— Ну ты и забывалкин, — пожурила я его беззлобно. — У Светки же завтра день рождения, она просила помочь ей с готовкой.
— Точно, совсем забыл, — кивнул он. — Кстати, у меня сегодня тоже не получится вовремя освободиться, накопилась
уйма дел. Давай, когда я все закончу, тебя от Светы заберу и мы вместе домой пойдем?
— Хорошо, — согласилась я.
Где-то ближе к половине десятого вечера, когда мы с сестрой как раз закончили разливать холодец, за мной пришел Володя.
— Ну что, ты готова? — cпросил он.
— Она готова, — сказала Света, — но тебя я голодным не отпущу. Марш на кухню!
Вовка не отказался. А пока он с аппетитом обгладывал куриные ножки, я решила вызвать такси.
— Свет, а куда трубка подевалась? — осведомилась я, не обнаружив ее на базе.
— Без понятия, — откликнулась она. — Может, Федя разговаривает?
Заглянув в комнату, я убедилась, что Светкин муж и правда болтает с кем-то по телефону. Вернулась на кухню и выудила из сумки свой мобильник. Однако позвонить не удалось — ровный женский голос сказал: «Пожалуйста, пополните ваш счет для дальнейшего пользования услугами».
— Вовка, а где твой телефон? У меня деньги на счету закончились.
— Посмотри в куртке, — посоветовал он.
В прихожей я засунула руку во внутренний карман его пуховика и нащупала там какую-то коробочку. Достав ее на свет божий, чуть не заверещала от восторга. Судя по форме и размеру, внутри должно было быть кольцо! Бросив осторожный взгляд в сторону кухни, я приподняла бархатную крышку… Увидев покоящееся внутри сиреневой коробочки кольцо, не поверила своим глазам. На всякий случай поморгала — кольцо не изменилось и... золотом не покрылось.
— Хуже быть просто не могло, — прошептала я, борясь с подступающими слезами.
Обручальное кольцо из серебра?! Это же безвкусица! Неужели Вовка не понимает? Мало того, я это кольцо носить не смогу, потому что у меня есть два изящных перстенька, и оба золотые, к ним серебро не оденешь! А отказаться от золотых украшений ради того, чтобы нацепить серебряное (пусть и обручальное) кольцо, — нет уж, увольте.
— Машуня, мобильник в наружном кармане! — спохватившись, крикнул Володя.
«Раньше надо было уточнять», — хмуро подумала я. Впрочем, даже хорошо, что обнаружила этот «сюрприз». По крайней мере, теперь я точно знаю, чего ждать, а значит, ничем не выдам своего разочарования.
— Ты слышала, Машка? В наружном! — выглянула в коридор сестра.
Вздрогнув, я быстро захлопнула сиреневую крышечку и поспешно засунула свой будущий подарок в карман Вовиной куртки. Но Светлана все равно заметила коробочку. Я приложила палец к губам и выразительно кивнула в сторону кухни, где заканчивал сражаться с жареной курицей Вовка. Сестра все поняла, состроила хитрую мину, подмигнула и кивнула, обещая молчать.
— А что это вы тут притихли? — обеспокоенно выглянул из-за ее спины Володя.
— Такси вызываем, — ответила я, извлекая из его кармана мобильный.
Когда мы приехали домой, я дождалась, пока по телевизору начнутся новости спорта, и, прихватив телефон, побрела в другую комнату звонить сестре. Очень уж хотелось кому-нибудь пожаловаться…
— В разведчики записалась? — посмеиваясь, сказала она. — Все секреты раскрыла?
— Ага, — безрадостно выдохнула я.
— А чего такая грустная?
— Чему радоваться? — вопросом на вопрос ответила я. — Володя явно собирается сделать мне предложение, даже кольцо купил…
— Это повод для страданий? — сыронизировала Света.
— Нет, просто это кольцо… — я прикусила язык, вспомнив, что Светка у нас — ярая поклонница серебра. Золото она вообще не признает. — Не совсем в моем вкусе…
— Что?! — возмущенно завопила сестра. — А тебе не кажется, дорогая сестричка, что ты, извини меня, просто зажралась?!
Вместо того чтобы обидеться на грубые слова, я начала понимать, что происходит. Похоже, именно Светка помогла Вове выбрать это злополучное кольцо. Точно! Все сходится! Как я сразу не догадалась?! Светлана без ума от серебра, естественно, она и посоветовала украшение по своему вкусу.
— Ты знаешь, — торопливо пролепетала я, спасая положение, — наверное, в прихожей было темно и я просто не разглядела колечко...
— Надеюсь, — буркнула она.
— Машунь, ты еще долго? — Дверь приоткрылась, и в образовавшуюся щель заглянул Вовка. — Я тебя жду.
— Зачем? — прикрыла я рукой трубку.
— Увидишь, — загадочно улыбнулся он.
— Светик, потом договорим, тут Володя что-то хочет, — попрощалась я с сестрой.
— Пока-пока! Готовься говорить «да», — догадливо хмыкнула она.
Я через силу натянула на лицо лучезарную улыбку и потопала в другую комнату, попутно размышляя о том, что еще пару часов назад я бы скакала до потолка от счастья, узнав, что Вова собрался сделать предложение.
Замерла на пороге, увидев, что мой гражданский муж основательно подготовился к «процедуре». На журнальном столике стояли фужеры, бутылка шампанского, коробка шоколадных конфет и еще одна коробочка, перевязанная ленточками. Володя держал в руках букет цветов. «И где он его только взял?» — мелькнула глупая мысль. И сразу стало так приятно и тепло на душе!.. Мое настроение начало потихоньку подниматься, уголки губ сами по себе поползли вверх — и заставлять не надо было. «Подумаешь, кольцо серебряное! — пришла я к выводу, умиляясь. — Да какая разница? Пусть оно будет хоть пластмассовым! Главное, что Вовка меня любит. И я его».
— Дорогая Машуня, — торжественно произнес Володя. Кашлянул и сам себя поправил: — В смысле любимая.
Я хихикнула, нарушая церемонию.
«Не смейся», — нахмурился он. «А я и не смеюсь», — расплылась я в счастливой широченной улыбке.
— Смеешься, — упрямо возразил Вовка.
— Нет, не смеюсь! — воскликнула я смеясь.
— А я говорю, что сме…
— Володя! — перебила я. — Будешь, в конце концов, мне делать предложение или нет?!
— А откуда ты знаешь? — изумился он.
— А как это прикажешь понимать? — я кивнула на цветы, шампанское, конфеты.
— Ах, да… Конечно... — Он хлопнул себя по лбу. — Волнуюсь. Не знаю почему...
Я терпеливо ждала, втихаря посмеиваясь.
— Маша, выходи за меня замуж, — наконец выпалил Володя. — Ты… ты согласна?
Я медленно и важно произнесла: «Да!»
Володя выдохнул, расслабился, заулыбался и протянул мне лежащую на столе коробочку. А где кольцо? Что это за коробка? Я разорвала упаковку. Изумилась, обнаружив под ней бордовую бархатную коробку. «Вроде была сиреневая…» — засомневалась я. Открыла крышечку и… обомлела. Тонкое золотое колечко с крохотным бриллиантиком было великолепно!
— Какая красота!.. — ахнула я растерянно.
— Тебе правда нравится? — уточнил Вовка.
— Очень… — пролепетала я.
— Я рад. Кстати, Света помогла выбрать.
— Да?.. — озадаченно произнесла я, силясь «собрать» все кольца воедино.
— Ага, — подтвердил Володя. — Ты знаешь, я между делом выведал, что ей самой нравится, и купил еще одно кольцо. У нее же завтра день рождения, вот и подарим.
И он достал… сиреневую коробочку!
— Она будет счастлива! — воскликнула я.
Источник ➝

Девочка прочитала на утреннике стих, которому её научил дедушка. Зал впал в ступор!

1

В средней группе детского сада к сентябрьскому утреннику меня готовил дедушка. Темой праздника были звери и птицы: как они встречают осень и готовятся к зиме. Стихотворений, насколько мне помнится, нам не раздавали, а если и раздали, дедушка отверг предложения воспитательниц и сказал, что читать мы будем своё.

Этим своим он выбрал выдающееся, без дураков, произведение Николая Олейникова «Таракан».

Мне сложно сказать, что им руководило. Сам дедушка никогда садик не посещал, так что мстить ему было не за что.

Воспитательницы мои были чудесные добрые женщины. Не знаю. Возможно, он хотел внести ноту высокой трагедии в обыденное мельтешение белочек и скворцов.

Так что погожим осенним утром я вышла на середину зала, одернула платье, расшитое листьями из бархатной бумаги, обвела взглядом зрителей и проникновенно начала:

— Таракан сидит в стакане,
Ножку рыжую сосёт.
Он попался. Он в капкане.
И теперь он казни ждёт.

В «Театре» Моэма первые уроки актерского мастерства Джулии давала тётушка. У меня вместо тётушки был дед. Мы отработали всё: паузы, жесты, правильное дыхание.

— Таракан к стеклу прижался
И глядит, едва дыша.
Он бы смерти не боялся,
Если б знал, что есть душа.

Постепенно голос мой окреп и набрал силу. Я приближалась к самому грозному моменту:

— Он печальными глазами
На диван бросает взгляд,
Где с ножами, топорами
Вивисекторы сидят.

Дед меня не видел, но он мог бы мной гордиться. Я декламировала с глубоким чувством. И то, что на «вивисекторах» лица воспитательниц и мам начали меняться, объяснила для себя воздействием поэзии и своего таланта.

— Вот палач к нему подходит, — пылко воскликнула я. — И ощупав ему грудь, он под рёбрами находит то, что следует проткнуть!

Героя безжалостно убивают. Сто четыре инструмента рвут на части пациента! (тут голос у меня дрогнул). От увечий и от ран помирает таракан.

В этом месте накал драматизма достиг пика. Когда позже я читала в школе Лермонтова «На смерть поэта», оказалось, что весь полагающийся спектр эмоций, от гнева до горя, был мною пережит еще в пять лет.

— Всё в прошедшем, — обречённо вздохнула я, — боль, невзгоды. Нету больше ничего. И подпочвенные воды вытекают из него.

Тут я сделала долгую паузу. Лица взрослых озарились надеждой: видимо, они решили, что я закончила. Ха! А трагедия осиротевшего ребёнка?

— Там, в щели большого шкапа,
Всеми кинутый, один,
Сын лепечет: «Папа, папа!»
Бедный сын!

Выкрикнуть последние слова. Посмотреть вверх. Помолчать, переводя дыхание.
Зал потрясённо молчал вместе со мной.

Но и это был ещё не конец.

— И стоит над ним лохматый вивисектор удалой, — с мрачной ненавистью сказала я. — Безобразный, волосатый, со щипцами и пилой.

Кто-то из слабых духом детей зарыдал.

— Ты, подлец, носящий брюки! — выкрикнула я в лицо чьему-то папе. — Знай, что мертвый таракан — это мученик науки! А не просто таракан.

Папа издал странный горловой звук, который мне не удалось истолковать. Но это было и несущественно. Бурными волнами поэзии меня несло к финалу.

— Сторож грубою рукою
Из окна его швырнёт.
И во двор вниз головою
Наш голубчик упадёт.

Пауза. Пауза. Пауза. За окном ещё желтел каштан, бегала по крыше веранды какая-то пичужка, но всё было кончено.

— На затоптанной дорожке, — скорбно сказала я, — возле самого крыльца будет он задравши ножки ждать печального конца.

Бессильно уронить руки. Ссутулиться. Выглядеть человеком, утратившим смысл жизни. И отчетливо, сдерживая рыдания, выговорить последние четыре строки:

— Его косточки сухие
Будет дождик поливать,
Его глазки голубые
Будет курица клевать.

Тишина. Кто-то всхлипнул — возможно, я сама. С моего подола отвалился бархатный лист, упал, кружась, на пол, нарушив шелестом гнетущее безмолвие, и вот тогда, наконец, где-то глубоко в подвале бурно, отчаянно, в полный рост зааплодировали тараканы.

На самом деле, конечно, нет. И тараканов-то у нас не было, и лист с меня не отваливался. Мне очень осторожно похлопали, видимо, опасаясь вызвать вспышку биса, увели плачущих детей, похлопали по щекам потерявших сознание, дали воды обмякшей воспитательнице младшей группы и вручили мне какую-то смехотворно детскую книжку вроде рассказов Бианки.

— Почему? — гневно спросила вечером бабушка у деда. Гнев был вызван в том числе тем, что в своем возмущении она оказалась одинока. От моих родителей ждать понимания не приходилось: папа хохотал, а мама сказала, что она ненавидит утренники и я могла бы читать там даже «Майн Кампф», хуже бы не стало. — Почему ты выучил с ребёнком именно это стихотворение?

— Потому что «Жука-антисемита» в одно лицо декламировать неудобно, — с искренним сожалением сказал дедушка.

Кукла, вертолет, сапоги… или — как бабушка внукам подарки выбирала

Загружается...

Популярное в

))}
Loading...
наверх