Романтическая история. Немного смешная и совершенно реальная

"Романтическая история. Немного смешная и совершенно реальная. Есть у меня приятель Серега. Работаем менеджерами в одной торговой конторе в большом много офисном здании. Иногда случается разопьем вечерком на пару вискаря с колой. Вобщем почти настоящие дружбаны. И угораздило Серегу влюбиться. И не просто влюбиться, а втрескаться до умопомрачения. Причем в персону никак не подходящую его раскиздяйскому характеру. Он - совершенно обычный, не сильно приметный, парень 29 лет от роду, средний менеджер в фирмочке среднего пошиба, со стандартным набором недостатков и достоинств.

Она (Ольга) - эффектная высокая стройная брюнетка, будто сошедшая с обложки журнала (это раз), руководитель отдела по маркетингу в солидной фирме, занимающей целый этаж нашего офисного здания (это два), с удивительно мягким характером и добрыми глазами (это три). Глядя на Серегины мучения, все понимали, что у бедолаги шансов ноль. Серега резонно боялся быстрого и однозначного отказа, и поэтому старался подкатывать плавно. Типа невзначай заговорить о чем-нибудь в очереди в офисном буфете, пряча потеющие от волнения ладони, и судорожно пытаясь ввернуть в беседу комплимент. Ольга вполне дружелюбно поддерживала эти редкие Серегины бенефисы, но всем было видно, что это была всего лишь дежурная дружелюбность. И Серегу, как личность (и тем более как мужчину) она в упор не замечала. Но Серега продолжал грезить Ольгой и надеяться на некое чудо. И вот чудо произошло. И непосредственным свидетелем этого чуда был ваш покорный слуга. Рано утром, спеша на работу, в холле нашего офисного здания пересекаемся с нашим героем-любовником ибн Серегой. Здоровкаемся, ржем над каким-то анекдотом, заходим в лифт. Серега собирался уже было нажать на кнопку нашего 4-го этажа, но в друг его лицо онемело, слегка изменилось в цвете и заблестели глаза. По направлению к лифту на высоких каблуках частыми мелкими шажками спешила Ольга. Она явно намеревалась успеть на наш вот-вот отправляющийся лифт. Серега понял, это шанс. Он решил не дать дверям лифта закрыться, и, после секундного замешательства, элегантно поднимает ногу в проем, где в створках дверей на уровне колена расположены световые отверстия-датчики, которые конечно же замечают движение ноги и дают сигнал дверям не закрываться. Все остальное произошло, как в замедленной съемке. Ольга, спешащая к лифту, тоже понимала, что двери вот-вот закроются, и также знала о наличии световых датчиков, и также, как и Серега, поспешила выставить в створки лифта свою ножку. О, Господи. Такое я видел только в каратешных фильмах. Невысоким прямым проникающим, прямо острым каблуком, Ольга наносит удар Сереге под коленку. Не буду врать о том, что я слышал хруст костей. Но Серегин вопль и рентгеновский снимок говорят о том, что хруст должен был присутствовать, и не малый. Серега два месяца лежал в стационаре. И я думаю, он был бы готов лежать хоть год. Ибо Ольга наконец его заметила, за это он заплатил бы любую цену. Сначала Ольга нанесла в больницу дежурный визит вежливости. Потом еще пару раз зашла проведать Серегу. Потом встречала при выписке. У них завязались дружеские и очень даже романтические отношения. И так... влюбился Серега весной, в больницу попал в июне, выписался в августе. А вот сегодня он заявился на работу с четырьмя бутылками "Джеймсона" двенадцатилетней выдержки и объявил, что они с Ольгой женятся, свадьба в феврале".

Источник ➝

Девочка прочитала на утреннике стих, которому её научил дедушка. Зал впал в ступор!

1

В средней группе детского сада к сентябрьскому утреннику меня готовил дедушка. Темой праздника были звери и птицы: как они встречают осень и готовятся к зиме. Стихотворений, насколько мне помнится, нам не раздавали, а если и раздали, дедушка отверг предложения воспитательниц и сказал, что читать мы будем своё.

Этим своим он выбрал выдающееся, без дураков, произведение Николая Олейникова «Таракан».

Мне сложно сказать, что им руководило. Сам дедушка никогда садик не посещал, так что мстить ему было не за что.

Воспитательницы мои были чудесные добрые женщины. Не знаю. Возможно, он хотел внести ноту высокой трагедии в обыденное мельтешение белочек и скворцов.

Так что погожим осенним утром я вышла на середину зала, одернула платье, расшитое листьями из бархатной бумаги, обвела взглядом зрителей и проникновенно начала:

— Таракан сидит в стакане,
Ножку рыжую сосёт.
Он попался. Он в капкане.
И теперь он казни ждёт.

В «Театре» Моэма первые уроки актерского мастерства Джулии давала тётушка. У меня вместо тётушки был дед. Мы отработали всё: паузы, жесты, правильное дыхание.

— Таракан к стеклу прижался
И глядит, едва дыша.
Он бы смерти не боялся,
Если б знал, что есть душа.

Постепенно голос мой окреп и набрал силу. Я приближалась к самому грозному моменту:

— Он печальными глазами
На диван бросает взгляд,
Где с ножами, топорами
Вивисекторы сидят.

Дед меня не видел, но он мог бы мной гордиться. Я декламировала с глубоким чувством. И то, что на «вивисекторах» лица воспитательниц и мам начали меняться, объяснила для себя воздействием поэзии и своего таланта.

— Вот палач к нему подходит, — пылко воскликнула я. — И ощупав ему грудь, он под рёбрами находит то, что следует проткнуть!

Героя безжалостно убивают. Сто четыре инструмента рвут на части пациента! (тут голос у меня дрогнул). От увечий и от ран помирает таракан.

В этом месте накал драматизма достиг пика. Когда позже я читала в школе Лермонтова «На смерть поэта», оказалось, что весь полагающийся спектр эмоций, от гнева до горя, был мною пережит еще в пять лет.

— Всё в прошедшем, — обречённо вздохнула я, — боль, невзгоды. Нету больше ничего. И подпочвенные воды вытекают из него.

Тут я сделала долгую паузу. Лица взрослых озарились надеждой: видимо, они решили, что я закончила. Ха! А трагедия осиротевшего ребёнка?

— Там, в щели большого шкапа,
Всеми кинутый, один,
Сын лепечет: «Папа, папа!»
Бедный сын!

Выкрикнуть последние слова. Посмотреть вверх. Помолчать, переводя дыхание.
Зал потрясённо молчал вместе со мной.

Но и это был ещё не конец.

— И стоит над ним лохматый вивисектор удалой, — с мрачной ненавистью сказала я. — Безобразный, волосатый, со щипцами и пилой.

Кто-то из слабых духом детей зарыдал.

— Ты, подлец, носящий брюки! — выкрикнула я в лицо чьему-то папе. — Знай, что мертвый таракан — это мученик науки! А не просто таракан.

Папа издал странный горловой звук, который мне не удалось истолковать. Но это было и несущественно. Бурными волнами поэзии меня несло к финалу.

— Сторож грубою рукою
Из окна его швырнёт.
И во двор вниз головою
Наш голубчик упадёт.

Пауза. Пауза. Пауза. За окном ещё желтел каштан, бегала по крыше веранды какая-то пичужка, но всё было кончено.

— На затоптанной дорожке, — скорбно сказала я, — возле самого крыльца будет он задравши ножки ждать печального конца.

Бессильно уронить руки. Ссутулиться. Выглядеть человеком, утратившим смысл жизни. И отчетливо, сдерживая рыдания, выговорить последние четыре строки:

— Его косточки сухие
Будет дождик поливать,
Его глазки голубые
Будет курица клевать.

Тишина. Кто-то всхлипнул — возможно, я сама. С моего подола отвалился бархатный лист, упал, кружась, на пол, нарушив шелестом гнетущее безмолвие, и вот тогда, наконец, где-то глубоко в подвале бурно, отчаянно, в полный рост зааплодировали тараканы.

На самом деле, конечно, нет. И тараканов-то у нас не было, и лист с меня не отваливался. Мне очень осторожно похлопали, видимо, опасаясь вызвать вспышку биса, увели плачущих детей, похлопали по щекам потерявших сознание, дали воды обмякшей воспитательнице младшей группы и вручили мне какую-то смехотворно детскую книжку вроде рассказов Бианки.

— Почему? — гневно спросила вечером бабушка у деда. Гнев был вызван в том числе тем, что в своем возмущении она оказалась одинока. От моих родителей ждать понимания не приходилось: папа хохотал, а мама сказала, что она ненавидит утренники и я могла бы читать там даже «Майн Кампф», хуже бы не стало. — Почему ты выучил с ребёнком именно это стихотворение?

— Потому что «Жука-антисемита» в одно лицо декламировать неудобно, — с искренним сожалением сказал дедушка.

Кукла, вертолет, сапоги… или — как бабушка внукам подарки выбирала

Загружается...

Популярное в

))}
Loading...
наверх