Последние комментарии

  • Павел Михайлов
    Верно, не хочешь не давай, дал забудь.Принеси - подай
  • Ирина "
    кто во что верит, тот так и поступает. Все религии рекомендуют давать и не копаться в причинах просьб "подать". Молод...Принеси - подай
  • Александр Галяутдинов Фетцер
    Таким же образом можно было "воспламенить" дорогой курятник.Как школьники проучили водителя «Мерседеса», ставившего его в школьном дворе

Родители взяли машину брату и сидят без денег

– Пенсию только недавно получили, представляешь – и уже на мели! – рассказывает про родителей тридцатипятилетняя Зоя. – Сидят на картошке и соленых огурцах, которые мать летом накрутила. Отцу этого нельзя вообще! Все болит, говорят, давление под двести. А как не будет давления, если они с нормальных дорогих лекарств, которые помогали, перешли на непонятно что, зато дешевое!

 

– Слушай, ну неужели все так плохо? У тебя родители все-таки две московские пенсии получают, плюс папа подрабатывает, говоришь. Немного, но все же! По идее, на еду и лекарства должно хватать…

– Так хватало! – с досадой объясняет Зоя. – Жили нормально, и деньги у них были, пока они не додумались Женьке машину взять, в кредит! Подразумевалось, что Женька платить будет, но какое там! Ты же знаешь нашего Женьку… В итоге, конечно, платит отец. А я сразу говорила, что так будет. Но меня и слушать не хотели!

Евгению тоже тридцать пять, они с Зоей двойняшки, но двух таких разных людей, как эти брат и сестра, трудно себе представить.

Зоя с детства была вдумчивой, рассудительно, правильной, из тех, кто семь раз отмерит, а потом и раздумает отрезать. Школа с серебряной медалью, институт с красным дипломом, работа, замужество, один ребенок, ипотека, которую они с мужем уже почти выплатили. Впрочем, расслабляться не будут, ибо жизнь их распланирована на два десятилетия вперед. Строительство дачи, очередной ремонт, смена автомобиля, поступление сына в вуз…

Евгений же с детства, в отличие от сестры, безалаберный лоботряс. Никаких планов сроду не строил, жил всегда одним днем, делал только то, что нравится. Образования так и не получил, отслужил в армии, сменил пару десятков работ – на каждой держался по три месяца. Сейчас не работает и даже не собирается – перебивается какими-то невнятными подработками. Снимается в массовке, ходит на опросы, когда совсем прижмет – курьерит.

– Заработает пятьсот рублей, купит еды и выпивки, и жизнь хороша! – вздыхает Зоя. – А о том, что завтра будет, он и сроду не думал.

При всем при этом у Евгения никогда не было недостатка в женщинах – почему-то они липнут к нему, как мухи на мед. Женя два раза был официально женат, от каждого брака имеет по ребенку. А сколько раз он был в неофициальных отношениях, он, наверно, уже и сам не помнит.

Сколько себя помнит, Зоя всегда тянула брата на себе. В школе она была ответственна за его оценки и за то, чтобы он не забыл физкультурную форму, в юности – за то, что он пропускает учебу. Родители любили его без памяти и не замечали недостатков. К Зое же относились, как к равной.

– Однажды я потеряла терпение и взбунтовалась! Сказала матери, что Женька – ваш крест, но уж никак не мой. Хотите – тащите его до его пенсии. Я не собираюсь в этом участвовать! Лучше он не станет…

Недавно Евгений разошелся с очередной своей пассией и загрустил. И мать с отцом не придумали ничего лучшего, как развеселить тридцатипятилетнего малыша новой игрушкой – автомобилем.

– Будет у него машина – хоть цель в жизни появится. Пить не будет, по крайней мере! А там, может, и работу найдет! Надо же будет кредит отдавать! – так объясняли свой поступок родители.

Само собой разумеется, машинку малыш ухватил с радостью, а вот с тем, что «надо кредит отдавать», вышла заминка. Евгений каждый месяц обещает устроиться на работу и подключиться к выплатам, но дело с мертвой точки не движется. Кредит за машину платит отец. Первые месяцы вроде как было нормально, но сейчас у отца схлопывается подработка, и не исключено, что жить родителям скоро придется только на пенсию.

– А мне тетка вчера звонила, материна сестра! – делится Зоя. – Упрекала меня, что родители плохо живут… Хоть продуктов, говорит, привези матери с отцом, они же на хлебе и воде сейчас буквально! Ага, я буду возить продукты, отнимая деньги у семьи, а родители – кормить сыночка-алкаша и платить его долги. Ну уж нет, хватит! Я их предупреждала, что так будет, что не нужен этот кредит. Они не послушали. Ну вот пусть и платят, это их выбор…

Как считаете, должна ли дочь помогать родителям в такой ситуации? Старики реально бедствуют, но это их решение и выбор.

Пусть расплачиваются сами? Или дочь на то и дочь, чтобы помочь хотя бы продуктами?

Источник ➝

Популярное в

))}
Loading...
наверх