Последние комментарии

  • Себастьян Перейра негоциант20 мая, 3:35
    Мы с женой купили себе квартиру в 2000 г.живём на 2-м этаже .    В ~2002-уже не стали посещать наш подъезд молодёжь,н...Когда "борзая" молодежь в подъезде мешает пройти домой!
  • Себастьян Перейра негоциант20 мая, 3:17
    Мы с женой купили себе квартиру в 2000 г.живём на 2-м этаже .     В ~2002-уже не стали посещать наш подъезд молодёжь,...Когда "борзая" молодежь в подъезде мешает пройти домой!
  • Игорь Борисеко20 мая, 2:55
    А вот анатомию я и правда не знаю поэтому и не эктсенсорную школу понял лечить людей таким методом это не моё чувство...Как я обломала бабку в маршрутке

"Пленный боевик умолял пощадить", - воспоминания офицера спецназа

"У одного из захваченных боевиков мы нашли видеокассеты с записями издевательств над пленными солдатами и русскоязычными заложниками. Мы повторили на этом боевике некоторые вещи, которые видели на записях. Там он смеялся, а здесь начал умолять пощадить. Но жалости не было. Через какое-то время мы закончили с ним".

- вспоминает офицер российского спецназа участвовавший в двух чеченских конфликтах.

Офицеры Андрей и Владимир совершили более 40 боевых командировок в мятежную республику. Сейчас они не хотят раскрывать своих личностей и признаются, что их методы были не всегда гуманными. Но именно такие методы помогли им выжить в этой страшной войне.

"Захватили дом, в нем три женщины. Одной за 40-лет. Две другие - молодые. Стали выяснять кто такие, молчат. Проверили агентурные данные. Оказалось старшая готовит террористок смертниц. Мы их "разговорили", получили ценную информацию, а потом избавились. Их никогда не найдут". - признается спецназовец.

"Командование знало о наших методах, но закрывало глаза. Главное не попасться. Иначе трибунал и ничто уже не спасет. Но мы не преступники, просто так никого не трогали. Если было подозрение на человека, то работали по нему. Нашей целью было уничтожение террористов." - говорит Андрей. На войне он получил тяжелое ранение, а его группа остановила более десяти смертниц.

"Пленных иногда расстреливали. Но в бою, что с ними еще делать? Иногда, конечно, просто из мести. А что они с нашими творили? Хотя ненависти к чеченцам у меня не было никогда, и сейчас нет" - говорит офицер.

"Жестокости я не потакал. Но иногда, чтобы добыть сведения приходилось к ней прибегать. Но только больной на голову человек может получать от этого удовольствие. Это была работа, которую нужно было кому-то делать. Но заставить я никого не мог" - рассказывает Владимир о методах допроса пленных.

"Мы воевали с очень жестоким врагом, который использовал варварские средневековые методы. Только тот, кто там был сможет нас понять. Мы ни о чем не жалеем. Наша совесть чиста". - заканчивают разговор офицеры.

Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх