Последние комментарии

  • Angel ангел15 декабря, 20:38
    Я помогаю только животным. Терпеть не могу людей, которые не отвечают за свои действия. Когда случилась беда, всегда ...Решила я помочь многодетной семье. Это был первый и последний раз
  • Хвилинка Сидорова15 декабря, 20:36
    А я согласна с автором статьи. ВЫ, Ольга,судя по комменту с этим не сталкивались. Просто теоретик. Яв этом  практиков...Решила я помочь многодетной семье. Это был первый и последний раз
  • Альбина Малькова15 декабря, 19:58
    ГОСПОДИ! ЕСЛИ БЫ У МЕНЯ БЫЛА СВОЯ КВАРТИРА!Я БЫ ТОЖЕ ТАК ОЧИЩАЛАСЬ В НЕЙ -КАК ТУТ СОВЕТУЮТ=Вот 1 способ выгнать из дома всю негативную энергию

Ой, бабоньки! Там грибов белых пропасть!

В тот год была прорва белых грибов. Сначала ведрами, корзинами, мешками таскали. Горожане тоже узнали про грибной рай. По просьбе трудящихся автобусы снаряжать стали дополнительные. И быстро все грибки подмели подчистую.

А машины к деревне все прут и прут. И частницы, и спецавтобусы, и всякие разные. И все по грибы, по грибы.

Как-то я поджидал автобус. Из леса группа женщин-грибников вышла, человек двадцать. Ведра и корзины у них были почти пустые и бабы почему-то сердились и ворчали на добродушную толстуху в сарафане.

- Ну, Николаевна, мы тебе такой культпоход не простим.

- «Белых грибов навалом, белых грибов навалом», - дразнилась молодайка. – Меня Вовчик с грибами ждет, родню пригласил…

Толстая Николаевна пучила глаза, оправдывалась:

- Леня – зять, цельный рюкзак отсюда припер.

Одна из женщин заступилась за Николаевну.

- Да чего вы, бабоньки, хотите! Весь лес машина да мотоциклами изъезжен. Может и были грибы, да разве против колес они устоят?

Между тем с Николаевной изменения произошли. Засуетилась она вдруг, забеспокоилась, начала шептаться с товарками.

Одна сказала ей:

- Да сбегай вон за горушку, и все дела.

- Далеко ведь, а автобус вот-вот.

- Вечно ты, Николаевна, без приключений не обходишься, давай дуй за горушку, а мы автобус задержим.

Только Николаевна скрылась в сосняке, а он уже здесь, автобус.

Открылись дверцы, и немногие прибывшие пассажиры заторопились вниз, вдоль деревни. Кондукторша пошла в магазин, шофер стал обходить автобус, пинать по колесам ногой.

Женщины волновались за Николаевну, а я-то знал, что до отхода автобуса время еще есть.

Но вот и шофер за рулем, и кондукторша на месте.

- Обилетимся, товарищи.

Женщины хлопочут, кудахчут:

- Николаевна пропала! Товарищ кондуктор, подождите маленько.

Молодайка шофера упрашивать кинулась.

Из-за лесочка, из-за горушки бежит, торопится Николаевна. Странно как-то бежит, подол чуть не до шеи задрала. Бежит спотыкается, желтым исподником пугает.

- Чего это с ней, - заволновались женщины. – Николаевна эта вечно не может без приключений.

А Николаевна – вот она. Уже в автобус втиснулась, задыхается.

- Ой, бабоньки! Ой, не могу! Гляньте-ка! – отпустила она подол. Из сарафана посыпались белые грибы. Чистые, крупные.

- Там их… пропасть там их, бабоньки! Прав ведь Ленек-то мой оказался. Вылезайте все, пойдемте за грибами.

И все женщины дружно выскочили из автобуса.

Только джинсовая молодайка металась по салону:

- Меня же Вовчик ждет. Не могу я остаться, я же обещала.

- Ты бери, Марина, мои грибы. И езжай спокойно к Вовчику своему, -разрешила вдруг Николаевна.

Кондукторша тоже к шоферу кинулась:

- Слышь, Митя, останусь я, а? Ведь шальная пора их, боровиков-то. Скажешь там чего-нибудь… Четыре пассажира всего, все обилеченные.

Все дружно рванули за грибами, забыв про все дела и заботы, ведь грибы белые!!!!

Источник ➝