Каждый может сказать себе «могу!» и смочь

Историей о том, как мужчина ушел из семьи при первых трудностях, никого не удивишь. Трудных деток часто растят мамы в одиночку.

Тем отраднее мне было наблюдать за Женей.

Женя влюблен в свою дочку. Называет ее исключительно Танюшка.

Не Таня. Не Татьяна. Танюшка.

— Посмотри, какая она красивая, — говорит мне Женя.

Он с умилением смотрит на дочь. Замечает ее глазки и носик пуговкой. А ДЦП и микроцефалию не замечает.

http://ydivic.ru/wp-content/uploads/2018/11/chto-takoe-dcp.jpg

Танюшка весело скачет и хохочет. Мы с Женей пришли за ней в коррекционный садик.

Я смотрю на Танюшку и мне хочется смеяться вместе с ней.

Когда Таня родилась и неврологи сказали о лобно-височном повреждении головного мозга, Женя просто упал в отчаяние.
Эта новость разорвала сердце в клочья.

Беременность у жены была отличная, без осложнений. Ничто не предвещало проблем. Они очень ждали дочку и были невероятно счастливы. Почему? Как же так?

— Все очень плохо, — сказал невролог. — Прогнозы плохие.

Женя понял, что обречён на несчастную жизнь с ребенком — инвалидом, который не сможет себя обслуживать. Вообще.
Женя по натуре оптимист. Он любит смеяться и смешить.

А как тут смеяться? Женя забыл, что это — улыбка.

Но в один из дней он вдруг подумал, что сдаться он всегда успеет.
А вот бороться…

Борьба — это реабилитация.
Реабилитация — это деньги.

Деньги — это открыть дверь и крикнуть: у меня ребенок — инвалид, помогите!
Это стыдно. Неловко.

Надо сидеть дома, прятаться от людей, как делают другие родители подобных деток.

Но с другой стороны — Танюшка ни в чем не виновата. А вдруг удастся ей помочь? Вдруг есть хоть крохотный шанс, что эта генетическая бомба, взорванная внутри дочери, убила не все возможное? Слух, зрение, другие органы чувств, опорно-двигательный аппарат — все порушено, но ведь можно что-то восстановить?

Программа максимум — ходить самостоятельно. Движение — жизнь.

Женя нашел клинику в Китае. Где есть реабилитация таких деток. Иголками. И есть результат.
Но нужно жить там. Это не неделя. И не месяц.

Женя решился.

Открыл дверь и крикнул: к меня ребенок -инвалид! Помогите!

И затаился.

Ждал недоумения. Отчуждения. Непонимания.

Но мир лучше, чем мы о нём думаем.

— Почему ты молчал? — спросили друзья и знакомые. И незнакомые. И дали денег. Много денег.

Достаточно, чтобы полгода лечить свою Танюшку в другой стране.

Женя опешил. Ему захотелось обнять каждого, кто поддержал его семью, но он понял, что это невозможно — это же целая армия людей. Невозможно всех обнять.

Нужно придумать, как передать всему миру его огромное спасибо.

Женя с женой и Танюшкой полетел в Китай. Он помнил: прогнозы плохие. Но они есть.

Лучше бороться. Чем просто смотреть, как овощем лежит твой ребенок.

— Надеемся, что мы всей семьей выйдем от вас на своих ногах, — поделился мечтами с лечащим врачом Женя.
— Я врач, а не волшебник. Не надо так себя обнадеживать, — ответил врач.

— Ну, значит я — волшебник, — подумал Женя.

Через полгода из клиники Танюшка вышла сама. Держала за руку папу и маму, и шла сама. Врач стоял на крыльце и не верил своим глазам.
Махал на прощание своей любимой белокурой пациентке.

Сейчас Танюшке 6 лет. Она скачет по площадке попрыгунчиком.

Недавно научилась есть сама. Понимает односложные предложения: выходи, пойдем, открой. Ходит в сад.
Пока не говорит, но Женя уверен — всё впереди.

— Понимаешь, мне с ней интересно, — говорит Женя. — Я с радостью с ней занимаюсь. Это же такое счастье. Недавно пришел за ней в сад — а она меня обняла. Представляешь?

Женя говорит искренне. Видно, что дочь его вдохновляет.

Дочка — его личный ребус, его загадка. Он каждый день ее разгадывает и испытывает от этого восторг. Сложный ребенок больше не кажется Жене наказанием. Скорее прозрением.

— По сути это Танюшка меня сделала.

Я же сейчас руковожу некоммерческой организацией «МОГУ». И помогаю не только детям, а в целом всем с ОВЗ. Плюс являюсь куратором проекта «Не молчи», который создан для родителей, воспитывающих детей с инвалидностью до 18 лет.

Я понимаю: это и есть Женино спасибо всем тем, кто помог ему тогда, когда он решился прокричать о своей беде. Он научился не унывать сам и теперь учит этому других. И сейчас беда уже не беда. Женя прозрел.

— Мы вместе каждый день делаем столько полезных дел! Возим деток в аквапарки, цирки, театры, устраиваем им фотосессии, активно внедряем их в обычную жизнь, — рассказывает Женя. — Вот завтра у меня форум, например.

Женя — отличный пример несломленного отца, вдохновленного своим особенным ребенком.
— Она у меня не особенная, она у меня уникальная, — говорит Женя.
«И ты у нее уникальный», — думаю я.

Узнав, что я приезжаю в Тулу, Женя организовал мне очень душевную и уютную встречу с родителями особенных деток, многим из которых именно он помог не упасть в пропасть отчаяния.

Женя в Туле вообще знаменитость.
Как здорово, что есть такие люди.

Я обещала Жене всестороннюю поддержку в блоге для его проекта.

Потому что «МОГУ» — это про то, что все ограничения только у нас в голове. А так каждый может сказать себе «могу!» и смочь.
Так что, думаю, еще не раз увидимся в блоге, буду поддерживать Женю и его семью во всех начинаниях.

Евгений Макалов — уникальный папа уникальной Танюшки — уникальный пример жизнелюбия и веры в своего ребенка.
Потому что МОГУ — этот глагол действия.

Источник ➝