история в роддоме

В палате нас было пятеро. Первой сюда прибыла Ленка. Это она орала на все предродовое отделение, когда я только поступила на «Скорой». Врач, осмотрев меня, предположила, что налицо предвестники, и что рожу я недельки через две. Мне приказали спать.
Под Ленкины крики, леденящие кровь, сделать это было проблематично. Я злилась: у меня же тоже неприятные ощущения от этих предвестников, но я же терплю! Режут ее, что ли?!
Во время беременности я опрашивала знакомых, больно рожать или нет. И мне все в один голос говорили, что приятного мало, но терпимо.
Вот наши бабушки, например, делали это прямо в поле, а потом шли дальше работать. Главное, не распускаться. А то встречаются экземпляры, которые при каждой схватке бьются в истерике.
Кричащая Ленка, видимо, совершенно распустилась. Она так подействовала на мою психику, что схватки резко усилились. И тут Ленка замолчала. Следом раздался детский плач. Я услышала, как акушерка сказала: «Хороший мальчик!»
Потом в отделении наступила зловещая тишина. Я ходила от стенки к стенке, чтобы стало хоть чуть-чуть легче. Одна в палате, ночь, дико хочется пить. Я вышла в коридор. Никого! Открыла какую-то дверь. Увидела белый холод медицинских инструментов, поняла, что это операционная. В самом конце коридора на топчане спала медсестра. Она раздраженно бросила мне: «Прекрати бродить, доктора разбудишь, а ей с утра аборты делать!»
Внутри все напряглось. Прямо на пол тугим сгустком шлепнулась вода. Заспанная врачиха, разбуженная медсестрой, не выбирала выражений... Я родила дочку.
И только в палате увидела Ленку. Она сидела на кровати рядом. На ней был веселый домашний халатик, а черные волосы стягивала в шикарный пышный хвост широкая красная резинка. Она вся словно светилась — свежая, как только что распустившийся цветок. Я всегда завидовала такой естественной красоте.
Потом привезли Марину. Мы думали, что ей лет сорок, а оказалось — девятнадцать. Получив передачу, Марина вынимала из пакета записку и начинала читать ее вслух. Как правило, там содержалось объяснение в любви. Маринин муж обладал романтическим складом. Он сожалел, что не имеет возможности в эти дни вынужденной разлуки целовать жену с головы до ног, как Наполеон — Жозефину.
Ленка Марине вслух завидовала. Ее муж записок не писал. Он вообще ни разу не появился в роддоме. Передачи Ленке приносила свекровь.
А я не понимала, как кого-то тут можно хотеть целовать. Женщины передвигались как тени — бледные, с отвисшими после родов животами, с намазанными от трещин сосками.
Здесь, правда, это не имело никакого значения. Потому что достоинства «мамочек» в роддоме измерялись только тем, насколько здоровых детей они произвели на свет.
У четвертой нашей соседки ребенок был великаном — почти пять килограммов. Сама мамочка тоже не подкачала. Ее звали Машей. И весила она килограммов сто. Она рассказывала, что во время беременности ее призывали сесть на диету, укладывали в патологию, но Маша просто не в состоянии вести голодный образ жизни.
Это было заметно. Она все время звонила то мужу, то своей маме и просила привезти пирожных. Когда заказ поступал, она по телефону недовольно выговаривала: пирожные не те, она же просила — с кремом! Ей приносили огромные пакеты со съестным. Там было все — начиная от батонов колбасы и заканчивая буханками хлеб@. Маша была доброй и все время призывала нас перекусить, выпить чаю, попробовать то или се.
Мы веселились, подсмеиваясь друг над другом, пока к нам в палату не положили Олю. Она была после кесарева сечения. Придя в себя после наркоза, Оля почти не отвечала на наши вопросы. Уткнувшись в подушку, она словно давала понять: отстаньте, знать никого и ничего не хочу. Мы перешептывались между собой: больная какая-то, не рада, наверное, ребенку. Может, вообще отказница — и от подобного предположения мы мысленно обливали ее презрением.
В палате с обычным обходом появилась врач-педиатр. Быстренько сообщив, что с каждым из наших малышей все в порядке, она подошла к Оле. «Ваш ребенок вряд ли выживет,» — сказала врач. И мы все просто остолбенели.
Оле исполнилось тридцать пять, и это была ее первая долгожданная беременность. Ребенок появился на свет недоношенным, весил полтора килограмма. «Все образуется,» — как-то сказала я, обливаясь жалостью, и погладила Олю по плечу. Она дернула этим плечом, словно сбрасывая мое утешение. «Ты что? — зашептала Ленка. — Ей ничего нельзя сейчас говорить. Только хуже делаешь. Если ребенок умрет, что тут может образоваться?»
Оля все время плакала. Марина больше не читала вслух записок от мужа. И только шепотом спрашивала нас: «Интересно, а муж у нее есть? Может, у нее и мужа нет? А если мужа нет, то как она собирается одна ребенка растить? А отец ребенка что-нибудь знает?»
Маша периодически подходила к Олиной тумбочке и выкладывала на нее что-нибудь из своих многочисленных съестных припасов. Оля ничего не ела.
Самыми тяжелыми для нее были часы кормления. Когда разносили наших малышей, Оля накрывалась с головой одеялом. Потом ее куда-то перевели.
Мы выписались. Перезванивались. С Ленкой стали ближайшими подругами. Ее муж, ни разу не навестивший жену в роддоме, превратился в трепетного отца. У Марины, наоборот, начался кризис в семейных отношениях: муж ревновал ее к ребенку. Маша наконец села на диету. Дети подрастали, и мы делились секретами ухода и воспитания.
Со своей полугодовалой дочкой я сидела в детской поликлинике и ждала очереди на прививку.
«Привет! — сказала мне какая-то ухоженная, красивая женщина. — Ты что, не узнала меня?»
Ну, думаю, обознался человек. Впервые ее вижу! «Мы же в роддоме вместе лежали! Я — Оля!» Нет, ну я-то ее не узнала, потому что она все время пролежала, уткнувшись в подушку. Но как она узнала меня?!
Оля держала мальчика — хорошенького, улыбчивого, с ямочками на щеках. Правда, зрительно он был все-таки меньше моей дочки.
«Ой!» — сказала я и замолчала. Неужели это тот полуторакилограммовый малыш, жизнь которого висела на волоске? Красавец какой! «Да, вот мы какие! — гордо приподняла сына Оля. — Выросли! Хотя, конечно, два месяца из больниц не вылезали, жутко вспомнить».
Наши дети в честь знакомства потрогали друг друга ручками и дружно засмеялись. И мы засмеялись тоже.
Источник ➝

Девочка прочитала на утреннике стих, которому её научил дедушка. Зал впал в ступор!

1

В средней группе детского сада к сентябрьскому утреннику меня готовил дедушка. Темой праздника были звери и птицы: как они встречают осень и готовятся к зиме. Стихотворений, насколько мне помнится, нам не раздавали, а если и раздали, дедушка отверг предложения воспитательниц и сказал, что читать мы будем своё.

Этим своим он выбрал выдающееся, без дураков, произведение Николая Олейникова «Таракан».

Мне сложно сказать, что им руководило. Сам дедушка никогда садик не посещал, так что мстить ему было не за что.

Воспитательницы мои были чудесные добрые женщины. Не знаю. Возможно, он хотел внести ноту высокой трагедии в обыденное мельтешение белочек и скворцов.

Так что погожим осенним утром я вышла на середину зала, одернула платье, расшитое листьями из бархатной бумаги, обвела взглядом зрителей и проникновенно начала:

— Таракан сидит в стакане,
Ножку рыжую сосёт.
Он попался. Он в капкане.
И теперь он казни ждёт.

В «Театре» Моэма первые уроки актерского мастерства Джулии давала тётушка. У меня вместо тётушки был дед. Мы отработали всё: паузы, жесты, правильное дыхание.

— Таракан к стеклу прижался
И глядит, едва дыша.
Он бы смерти не боялся,
Если б знал, что есть душа.

Постепенно голос мой окреп и набрал силу. Я приближалась к самому грозному моменту:

— Он печальными глазами
На диван бросает взгляд,
Где с ножами, топорами
Вивисекторы сидят.

Дед меня не видел, но он мог бы мной гордиться. Я декламировала с глубоким чувством. И то, что на «вивисекторах» лица воспитательниц и мам начали меняться, объяснила для себя воздействием поэзии и своего таланта.

— Вот палач к нему подходит, — пылко воскликнула я. — И ощупав ему грудь, он под рёбрами находит то, что следует проткнуть!

Героя безжалостно убивают. Сто четыре инструмента рвут на части пациента! (тут голос у меня дрогнул). От увечий и от ран помирает таракан.

В этом месте накал драматизма достиг пика. Когда позже я читала в школе Лермонтова «На смерть поэта», оказалось, что весь полагающийся спектр эмоций, от гнева до горя, был мною пережит еще в пять лет.

— Всё в прошедшем, — обречённо вздохнула я, — боль, невзгоды. Нету больше ничего. И подпочвенные воды вытекают из него.

Тут я сделала долгую паузу. Лица взрослых озарились надеждой: видимо, они решили, что я закончила. Ха! А трагедия осиротевшего ребёнка?

— Там, в щели большого шкапа,
Всеми кинутый, один,
Сын лепечет: «Папа, папа!»
Бедный сын!

Выкрикнуть последние слова. Посмотреть вверх. Помолчать, переводя дыхание.
Зал потрясённо молчал вместе со мной.

Но и это был ещё не конец.

— И стоит над ним лохматый вивисектор удалой, — с мрачной ненавистью сказала я. — Безобразный, волосатый, со щипцами и пилой.

Кто-то из слабых духом детей зарыдал.

— Ты, подлец, носящий брюки! — выкрикнула я в лицо чьему-то папе. — Знай, что мертвый таракан — это мученик науки! А не просто таракан.

Папа издал странный горловой звук, который мне не удалось истолковать. Но это было и несущественно. Бурными волнами поэзии меня несло к финалу.

— Сторож грубою рукою
Из окна его швырнёт.
И во двор вниз головою
Наш голубчик упадёт.

Пауза. Пауза. Пауза. За окном ещё желтел каштан, бегала по крыше веранды какая-то пичужка, но всё было кончено.

— На затоптанной дорожке, — скорбно сказала я, — возле самого крыльца будет он задравши ножки ждать печального конца.

Бессильно уронить руки. Ссутулиться. Выглядеть человеком, утратившим смысл жизни. И отчетливо, сдерживая рыдания, выговорить последние четыре строки:

— Его косточки сухие
Будет дождик поливать,
Его глазки голубые
Будет курица клевать.

Тишина. Кто-то всхлипнул — возможно, я сама. С моего подола отвалился бархатный лист, упал, кружась, на пол, нарушив шелестом гнетущее безмолвие, и вот тогда, наконец, где-то глубоко в подвале бурно, отчаянно, в полный рост зааплодировали тараканы.

На самом деле, конечно, нет. И тараканов-то у нас не было, и лист с меня не отваливался. Мне очень осторожно похлопали, видимо, опасаясь вызвать вспышку биса, увели плачущих детей, похлопали по щекам потерявших сознание, дали воды обмякшей воспитательнице младшей группы и вручили мне какую-то смехотворно детскую книжку вроде рассказов Бианки.

— Почему? — гневно спросила вечером бабушка у деда. Гнев был вызван в том числе тем, что в своем возмущении она оказалась одинока. От моих родителей ждать понимания не приходилось: папа хохотал, а мама сказала, что она ненавидит утренники и я могла бы читать там даже «Майн Кампф», хуже бы не стало. — Почему ты выучил с ребёнком именно это стихотворение?

— Потому что «Жука-антисемита» в одно лицо декламировать неудобно, — с искренним сожалением сказал дедушка.

Кукла, вертолет, сапоги… или — как бабушка внукам подарки выбирала

Загружается...

Популярное в

))}
Loading...
наверх